Леонид Ефимович Цыпин

Профессор кафедры детской анестезиологии и интенсивной терапии факультета дополнительного профессионального образования (ФДПО), доктор медицинских наук, врач — анестезиолог-реаниматолог отделения реанимации и интенсивной терапии РДКБ, выпускник педиатрического факультета (ПФ) Университета (1965),  рассказывает о годах учебы во Втором меде, вспоминает своих наставников, коллег и друзей.

Леонид Ефимович, расскажите, пожалуйста, как Вы решили связать свою жизнь с медициной?

— Желание стать врачом, и не просто врачом, а хирургом, пришло ко мне за полгода до окончания школы. А до того, в 8-м классе, я посещал драматический кружок при Доме пионеров. Руководила им Тамара Владимировна Макарова актриса в прошлом, замечательная женщина, которую мы, кружковцы, обожали. Она выделила нескольких учеников, в том числе и меня, назначая на главные роли, дополнительно занимаясь постановкой речи, делая нужные акценты при чтении стихотворений и т. д. Всем нам советовала связать свою жизнь со сценой. Мне она сказала, что если я пойду в Минский театральный институт, то даст мне рекомендацию, которая поможет при поступлении. За полгода до окончания школы я был уверен, что стану артистом.

Но случилась беда: мой приятель получил тяжелые травмы в автомобильной аварии. В больнице его прооперировали. Я посетил его и понял, в каком тяжелом состоянии он находится. При мне в палату вошел заведующий хирургическим отделением, врач, который оперировал моего товарища. Когда я его спросил, в каком состоянии находится больной и насколько серьезны были его повреждения, он попросил меня после того, как я закончу посещение, зайти к нему в кабинет. Я не знаю, почему врач так по-хорошему ко мне отнесся. Он доступно рассказал, какие повреждения были у моего товарища, какую операцию выполнили. И однажды, набравшись храбрости, я попросил его пустить меня в операционную. Он согласился, и я внимательно наблюдал за его действиями во время хирургического вмешательства. Ни вид крови, ничего из того, что делали врачи с больным, меня не смущало. Было очень интересно. Так мне захотелось стать хирургом и лечить больных, которые в этом нуждаются. Своими мыслями я поделился с заведующим отделением. Он ответил, что, наблюдая за мной и видя, как я ухаживаю за другом, развлекаю шутками, анекдотами и байками соседей по палате, понял, что из меня получится хороший врач, и посоветовал поступать в медицинский институт.

— Как же Вы сделали выбор? Имея театральный талант, это, наверное, было очень трудно?

— Это было непросто. Папа мне тогда сказал: «Сынок, никто, кроме тебя, выбор не сделает. Подумай хорошо и прими решение сам. Помни, что правильный выбор — это вся твоя жизнь». И я принял решение быть врачом-хирургом. Встал вопрос: куда поступать? Мой знакомый, студент 2-го курса Львовского мединститута, посоветовал поступать туда, рассказывая и о городе, и о вузе в превосходной форме. И что немаловажно, этот институт близко расположен к городу Бресту, где в то время жила моя семья. Итак, первый экзамен — сочинение. Мне казалось, я написал грамотно и хорошо раскрыл тему: в школе по русскому языку и литературе оценки ниже четверки у меня не было. Однако на следующий день в списке, вывешенном на доске, я увидел напротив моей фамилии двойку. И не мог этому поверить. Обратился в приемную комиссию с просьбой посмотреть мое сочинение — отказали. Дошел до проректора института, который тоже дал отрицательный ответ и посоветовал больше не суетиться и в дальнейшем поступать по месту жительства, в Белоруссии.

— Как Вы познакомились со Вторым медом?

— Проработав в Бресте три месяца учеником, а затем и токарем ремонтно-механического завода, я поехал поступать в Москву, в 2-й МОЛГМИ им. Н.И. Пирогова, потому что там учился мой одноклассник, который советовал мне обратить внимание именно на этот институт. Успешно сдав вступительные экзамены, я стал студентом нашего вуза. После поступления я понял и полюбил поговорку «Все, что ни делается, — все к лучшему». И теперь благодарен администрации Львовского мединститута за двойку по сочинению, потому что в противном случае я не имел бы удовольствия учиться в лучшем в нашей стране медицинском вузе. 

— Расскажите о своей группе.

— Группа, в которую меня зачислили, состояла из 20 человек, включая восемь юношей. Пятеро из них успели отслужить в армии, а двое — Эдик Николаенко и Валера Мамонтов — были на год или два младше меня. Так получилось, что мы подружились буквально через несколько дней. Наши взгляды на жизнь, наши убеждения, стремления и даже школьные годы были очень схожими. Эдуард Михайлович Николаенко стал известным ученым не только в нашей стране, но и за рубежом, почетным членом и председателем совета старейшин Федерации анестезиологов и реаниматологов России, членом Европейской ассоциации анестезиологов, главным анестезиологом и реаниматологом медицинских учреждений РЖД. К сожалению, в возрасте 80 лет он умер от COVID-19, которым заразился, Валерий Иванович Мамонтов после окончания института по распределению отработал три года участковым педиатром. Потом по моему совету поступил в ординатуру по анестезиологии и реаниматологии на кафедру детской хирургии нашей альма-матер, где я к тому времени учился уже год. Окончив ординатуру, он работал на той же кафедре младшим научным сотрудником, а после защиты кандидатской диссертации — старшим научным сотрудником до 1982 года. В ноябре 1982-го Валерий Иванович скоропостижно скончался. Он был талантливым, порядочным, добрым и отзывчивым человеком. И на курсе в институте, и на кафедре детской хирургии, и среди друзей его любили и уважали. В течение вот уже 37 лет он живет и в моем сердце, и в моей душе.

 

— Учеба в медицинском очень напряженная. Было ли у Вас время на увлечения, хобби?

— Буквально на третий день учебы, узнав, что в институте есть драматический кружок, я пришел на репетицию. Его руководитель Елена Александровна Кононенко,  заслуженная артистка РСФСР, служившая в Театре им. М.Н. Ермоловой, познакомившись со мной и узнав, что с 8-го класса и до окончания школы я занимался в драмкружке при Дворце пионеров, приняла меня в коллектив. В это время была практически готова к выпуску пьеса А.Н. Афиногенова «Машенька». Исполнитель одной из главных ролей тяжело заболел, и мне предложили его заменить. Вечерами три дня в неделю по три-четыре часа я репетировал с отдельными участниками, со всей труппой, но в основном с Еленой Александровной. Через три недели мы показали этот спектакль для студентов и сотрудников нашего института на сцене Дома медицинских работников. Успех был потрясающий. Через небольшой промежуток времени режиссер студенческого театра при Московском государственном университете Сергей Иосифович Юткевич пригласил сыграть эту пьесу на сцене МГУ. Успех повторился. Сергей Иосифович после окончания спектакля поблагодарил нас и предложил мне и исполнительнице главной роли Машеньки перейти в театр при МГУ. Мы отказались, так как были преданы нашему замечательному коллективу и руководителю. Кроме того, я и два моих товарища, упомянутые выше, создали на курсе свой театральный кружок, пригласили желающих и заинтересованных сокурсников. Руководил коллективом Эдик Николаенко, который, еще учась в школе, участвовал в работе юмористической команды при Доме журналистов (ее возглавлял тогда Марк Розовский) и имел неплохой опыт в этом жанре.

— Как же Вы все успевали?

— Естественно, такая увлеченность театральной жизнью не могла не отразиться на учебе. За 10 дней до окончания семестра у меня накопилось много отработок, несданных зачетов. Положение было аховым. Отдавшись полностью учебному процессу, я сумел отработать задолженности, получить зачеты, на хорошо и отлично сдать все экзамены. В эти дни очень напряженной работы я понял, что поступил в институт, чтобы стать врачом, а не артистом. И в дальнейшем старался не пропускать лекции и занятия, вовремя и успешно сдавать зачеты и экзамены. Поэтому с полной ответственностью могу сказать студентам первых курсов, что без усвоения азов медицины — анатомии, биологии, фармакологии, физиологии, гистологии, биохимии и других важных предметов — очень сложно будет переходить к познанию клинических дисциплин.

—Вы работали в годы студенчества?

— В начале третьего курса я устроился медбратом в Институт хирургии им. А.В. Вишневского АМН СССР. Трудился там в течение четырех лет. Работал я на ставку — это 10 дежурств в месяц (через два дня на третий) с 18:00 до 08:00. Если выпадало воскресенье, то дежурил сутки.

— Удавалось ли посещать студенческие научные кружки (СНК)?

— Начиная с 3-го курса стал посещать кружок при кафедре общей хирургии, а с 4-го курса и до конца учебы — кружок при кафедре госпитальной хирургии педиатрического факультета. СНК кафедры госпитальной хирургии руководил Михаил Игнатьевич Антонов, доцент, блестящий хирург, замечательно образованный, с прекрасным чувством юмора. Он был нашим кумиром и по-настоящему первым моим наставником. Михаил Игнатьевич дежурил в больнице три раза в месяц, при этом, зная мое рабочее расписание, он никогда не брал дежурных смен в эти дни, а я никогда не пропускал его дежурств. Вместе с Михаилом Игнатьевичем всегда дежурил ординатор кафедры Лев Борисович Дуберман, который до поступления в ординатуру проработал хирургом в Вологодской области три года. Жил он в том же общежитии, что и я, так что мы общались с ним не только по службе. Лев Борисович был, по сути, моим вторым наставником, давшим мне очень много и в моей профессиональной, и в обычной жизни. За год до окончания мной вуза он, завершив обучение в ординатуре, вернулся в Вологодскую область и стал заведующим хирургическим отделением Сокольской городской больницы. После института я по собственной инициативе был распределен в Вологодскую область и с помощью Льва Борисовича направлен хирургом в Сокольскую больницу. За два года работы под его руководством я сначала ассистировал, а на втором году самостоятельно оперировал больных с патологией брюшной полости, урологической патологией, травмами и так далее. Эти годы пролетели как мгновение. Я работал по специальности, о которой мечтал, много оперировал самостоятельно. Через два года в горздрав Сокола из нашего института поступил запрос о моем переводе в Москву для дальнейшего обучения в аспирантуре на кафедре госпитальной хирургии педиатрического факультета.

— Как Вы выбрали специализацию?

— Дело в том, что в те годы было разрешено поступать в аспирантуру на клинические кафедры сразу после окончания вуза, отработав по распределению не обычные три, а два года на периферии. Я на отлично сдал экзамены по специальности, философии и иностранному языку. Был зачислен аспирантом на вышеназванную кафедру. Однако учиться там мне не пришлось. Когда я пришел по вызову в деканат факультета последипломного образования, меня просто огорошили, сказав, что я, педиатр по образованию, не могу заниматься и трудиться на кафедре «взрослой» хирургии. Буквально за месяц до моего возвращения новый министр здравоохранения, академик АМН СССР Б.А. Петровский, издал приказ о том, что педиатры, окончившие институт и проработавшие менее пяти лет, не имеют права быть другими специалистами. Я числился взрослым хирургом всего два года, поэтому попал под это распоряжение. Мне сказали, что, если я не возражаю, институт направит запрос в Минздрав РСФСР для выделения дополнительного места в ординатуре на кафедре детской хирургии. Я согласился, и через три месяца запрос о месте в ординатуре был удовлетворен. Так вместо аспирантуры на кафедре госпитальной хирургии я попал в ординатуру на кафедру детской хирургии. И еще раз убедился в мудрости пословицы «Все, что ни делается, — все к лучшему». Я попал на самую лучшую кафедру в нашем институте. Руководил ею профессор Юрий Федорович Исаков. Одновременно он являлся начальником Главка высших учебных заведений Минздрава СССР, затем был заместителем министра здравоохранения СССР. В последние годы жизни занимал должность вице-президента Академии медицинских наук. Юрий Федорович был блестящим организатором здравоохранения, замечательным врачом, ученым и педагогом. Будучи главным детским хирургом Минздрава СССР, Юрий Федорович создал при кафедре детской хирургии, располагавшейся на базе ДГКБ № 13 им. Н.Ф. Филатова, организационно-методический центр детской хирургии и детской анестезиологии-реаниматологии, объединив и сплотив эти службы во всем Советском Союзе. Это способствовало быстрому и эффективному развитию и совершенствованию данных специальностей. Мудрый и справедливый руководитель, Юрий Федорович создал на кафедре коллектив единомышленников, высококвалифицированных и порядочных людей, из которых особенно хочется отметить первого помощника заведующего кафедрой Эдуарда Александровича Степанова, академика, блестящего хирурга, и Виктора Аркадьевича Михельсона, академика, главного детского анестезиолога-реаниматолога Минздрава СССР (затем РФ). Под его руководством была организована служба детской анестезиологии-реаниматологии в Советском Союзе. И конечно, обязательно нужно упомянуть Вахтанга Панкратьевича Немсадзе, профессора, одного из ведущих детских травматологов-ортопедов, бессменного руководителя студенческого кружка при кафедре, любимца всего коллектива, Вячеслава Ивановича Гераськина, профессора, торакального хирурга, генератора многих идей, способствовавшего развитию и усовершенствованию специальности, и Татьяну Васильевну Красовскую, профессора, одного из лучших в стране неонатальных хирургов. Я перечислил далеко не всех достойных сотрудников кафедры, а только тех, кого считаю своими учителями, с кого брал пример служения специальности и жизненным устоям. К великому сожалению, всех названных мной наставников уже нет в живых. Но они всегда будут в моем сердце и в моей памяти.

— Студенчество — это период, когда в жизни появляются верные друзья, единомышленники. Расскажите о таких людях во время Вашей учебы.

— Это целая история. Живя в новом общежитии института (ул. Добролюбова, 11), я часто сталкивался со студентами 4-го курса, комната которых была напротив моей. Однажды я услышал через приоткрытую дверь, как кто-то читает стихи. Я остановился и стал слушать. Через какое-то время неожиданно вышел жилец этой комнаты. Увидев меня, стоящим около двери, он поинтересовался, что я тут делаю. Я ответил: «Слушаю стихи». Он спросил: «Нравятся?» После моего утвердительного ответа незнакомец сказал: «Заходи». Так я попал в комнату, где собрались любители поэзии. Человека, который меня пригласил, звали Витя Цибуляк. Он спросил, не хочу ли я что-нибудь почитать? Я сказал, что могу. И прочитал отрывок из поэмы Иосифа Уткина «Милое детство». Ребятам понравилось, и они приняли меня в свой коллектив. А в этой комнате вместе с Виктором Николаевичем Цибуляком, с которым мы быстро стали неразлучными друзьями, находились его одногруппники Юрий Петрович Пивоваров (академик, почетный заведующий кафедрой гигиены, председатель старейшин нашего Университета) и Анатолий Петрович Борисенко (профессор, заведующий кафедрой кардиологии на ФДПО), к сожалению, давно покинувший наш мир. С Витей Цибуляком в одной спортивной группе занимались Валерий Григорьевич Акопян, студент 3-го курса педфака, и Александр Иосифович Салтанов. Мы достаточно быстро после знакомства стали друзьями. В студенческие годы мы практически не разлучались, несмотря на то что я с Витей жил в общежитии, а Валера с Сашей были москвичами. Вместе посещали интересные нам театральные постановки, выставки, спортивные соревнования. Часто собирались после занятий или в общежитии, где устраивали поэтические вечера, или у Саши, который жил с мамой в трехкомнатной квартире. Александр Салтанов потрясающе музицировал на фортепиано, был блестящим импровизатором. Витя играл на гитаре. Под их аккомпанемент мы пели популярные в те годы песни, обсуждали насущные жизненные проблемы, спорили по каким-то вопросам, но никогда не ругались. Эту дружбу мы продолжили и после окончания института, собирались уже семьями. Все праздники, дни рождения отмечали вместе.

Валера Акопян в 30 лет стал доктором медицинских наук, профессором, заведующим лабораторией при кафедре детской хирургии РМАНПО. Он был одним из ведущих в нашей стране детских хирургов в области гепатобилиарной зоны. Кроме того, Валерий Григорьевич прекрасно рисовал и чеканил. Он ушел из жизни в 43 года.

Витя Цибуляк всю жизнь работал во Всесоюзном научном центре хирургии (ВНЦХ) анестезиологом-реаниматологом, защитил докторскую диссертацию и стал профессором в 40 лет. Он открыл при ВНЦХ первый в нашей стране отдел по лечению острой и хронической боли. Блестяще владея методами рефлексотерапии, внедрял их в клиническую практику, обучив этому многих анестезиологов и невропатологов. Ушел из жизни Виктор Николаевич Цибуляк в 2004 году, в 67 лет.

Александр Иосифович Салтанов сразу после окончания института стал работать в Морозовской больнице анестезиологом-реаниматологом в отделении онкологии. При переводе отделения в Научно-исследовательский институт онкологии Академии медицинских наук СССР был назначен заведующим отделением детской анестезиологии и реаниматологии. В 39 лет защитил докторскую диссертацию, получил звание профессора, в 2008 году стал членом-корреспондентом РАМН. Он по праву считается основоположником анестезиологии и реаниматологии в детской онкологии у нас в стране. Ушел из жизни Александр Иосифович в 2016 году, в возрасте 78 лет. Мне повезло иметь в жизни таких замечательных друзей. Поддерживаю связь с их семьями и по сей день. Вместе вспоминаем, какими хорошими были годы нашей жизни.

— В то время было немало возможностей реализовать себя на общественном поприще. Занимались ли Вы этим родом деятельности?

— Когда я учился на 3-м курсе, меня пригласили в студенческий комитет комсомола заведовать культсектором. Я отказался, ссылаясь на занятость (работал медбратом) и сложность обучения. Вспоминаю патанатомию, патофизиологию, фармакологию — эти предметы считались очень сложными для усвоения и требовали приложения многих сил и немалого времени для их изучения. На 4-м курсе меня уговорили поработать в той же должности, но уже в студенческом профкоме. Было интересно: в институте имелись кружки (драматический, танцевальный), свой джазовый оркестр, на курсах педиатрического и лечебного факультетов — артистические группы. В 1963 году появилась своя команда КВН. Мы организовывали посещение студентами театральных постановок и концертных программ, экскурсий по интересным местам Москвы, Московской области, центральных городов России, а также другие мероприятия. За мою работу в профкоме института в 1964 году мне дали бесплатную путевку в международный лагерь студентов, который находился в поселке Лазаревское Краснодарского края.

— Как сложилась Ваша профессиональная жизнь после окончания ординатуры?

— Я поступил в аспирантуру на ту же кафедру. После ее окончания и защиты кандидатской диссертации в 1972-м был зачислен на работу младшим научным сотрудником, а через два года — старшим научным сотрудником в научно-исследовательскую лабораторию, специализирующуюся на исследованиях в области анестезиологии и реаниматологии, при кафедре детской хирургии 2-го МОЛГМИ им. Н.И. Пирогова. Может возникнуть вопрос: почему так вышло? Дело в том, что после полугода работы ординатором в детской хирургии у меня появилась экзема кистей, связанная с мытьем рук перед операцией по методу Спасокукоцкого — Кочергина. Я проконсультировался с тремя известными дерматологами. Они мне сказали одно и то же: необходимо сменить специальность, так как аллергическая реакция на растворы для подготовки к операции мне противопоказана. К этому времени при кафедре детской хирургии, как я упоминал, организовали научно-исследовательскую лабораторию. Юрий Федорович Исаков пригласил заведовать ею ученика профессора И.С. Жорова — Виктора Аркадьевича Михельсона, уже защитившего докторскую диссертацию. Когда мне посоветовали сменить специальность, других вариантов, кроме как продолжить обучение в ординатуре по анестезиологии-реаниматологии, просто не было. Поэтому я и оканчивал ординатуру, а потом и аспирантуру по этому направлению.

После зачисления меня на должность младшего научного сотрудника Ю.Ф. Исаков по рекомендациям В.А. Михельсона и Э.А. Степанова назначил меня ответственным за анестезию, реанимацию и интенсивную терапию новорожденных с хирургической патологией. Необходимо сказать, что к этому времени под руководством В.А. Михельсона и при моем непосредственном участии уже была организована служба анестезиологии во всех республиках и городах Советского Союза. Одной из наиболее сложных и практически не изученных проблем было анестезиологическое обеспечение интенсивной терапии и реанимации новорожденных, и особенно недоношенных детей. Отечественной и зарубежной литературы по этой теме просто не существовало. Учитывая отсутствие опыта, не имея специальной аппаратуры для проведения наркоза, искусственной вентиляции легких, элементарного мониторинга за состоянием жизненно важных функций организма, необходимо было искать и изучать наиболее приемлемые для новорожденных способы как анестезиологического пособия, так и выхаживания их после операции. Очень важна для больного и анестезиолога квалификация хирурга, а для того, кто оперирует младенцев,— особенно. Отвечать за хирургию новорожденных в клинике Ю.Ф. Исаков назначил Татьяну Васильевну Красовскую, высококвалифицированного специалиста и замечательного человека. Она оперировала достаточно быстро и, что самое важное, малотравматично. Мы работали очень дружно, хорошо понимая друг друга и помогая друг другу. За десять лет совместной деятельности было прооперировано более двух тысяч новорожденных с врожденными пороками развития: диафрагмальной грыжей, атрезией пищевода, непроходимостью кишечника, гастрошизисом и т. д. Нам удалось значительно снизить летальность и инвалидизацию детей. В результате работы вместе с соавтором и моим руководителем В.А. Михельсоном в 1980 году вышла первая в нашей стране монография «Анестезия и реанимация новорожденных» тиражом 11 тысяч экземпляров, который разошелся практически мгновенно. В 1980 году я стал ассистентом, а в 1984-м — доцентом кафедры детской хирургии. По совету Виктора Аркадьевича Михельсона Ю.Ф. Исаков попросил меня заняться проблемой послеоперационного обезболивания детей. Над данной темой я трудился в течение шести лет. Результатом этой работы были три кандидатские диссертации, выполненные под моим руководством, и одна докторская, написанная мной и защищенная в 1992 году. В 1999-м вышла монография «Послеоперационное обезболивание у детей».

В 1988 году по просьбе Минздрава РСФСР в Университете на факультете дополнительного профессионального образования был организован курс усовершенствования врачей по детской анестезиологии и реаниматологии. Ю.Ф. Исаков доверил мне руководство. В 1993 году курс был реорганизован в кафедру детской анестезиологии и интенсивной терапии, которую я возглавлял до 2012-го.

В 2012 году я передал руководство профессору Владимиру Викторовичу Лазареву. За время работы на кафедре он проявил себя с самой лучшей стороны. Высокопрофессиональный специалист, успешный ученый и педагог, очень порядочный человек, Владимир Викторович достойно руководит коллективом, не меняя традиций, созданных мной. Я продолжаю работать профессором кафедры. Читаю полный курс лекций, провожу семинарские и практические занятия с курсантами, ординаторами и аспирантами. Тридцать пять лет курирую отделение реанимации и интенсивной терапии РДКБ и 25 лет — аналогичные отделения в НПЦ специализированной медицинской помощи детям им. В.Ф. Войно-Ясенецкого. Оба этих центра являются клиническими базами нашей кафедры.

В 1993 году Ученым советом Университета я был избран деканом ФДПО. На тот момент — это 19 кафедр и восемь курсов. При поддержке ректора Владимира Никитича Ярыгина и Ученого совета было создано еще 14 кафедр и 22 курса (в основном на кафедрах ПФ). За период с 1993 по 2009 год, когда я по собственной просьбе перестал быть деканом ФДПО, факультет считался самым крупным среди однопрофильных в других медвузах страны. За эти годы врачи из 65 регионов России прошли усовершенствование и переподготовку на нашем факультете.

— Леонид Ефимович, какая из многочисленных наград для Вас самая ценная?

— Сложно сказать. Важной наградой за мою работу считаю присвоение званий «Заслуженный врач Российской Федерации» и «Почетный профессор РНИМУ им. Н.И. Пирогова». Я являюсь почетным членом Федерации анестезиологов и реаниматологов России и Ассоциации детских анестезиологов и реаниматологов РФ, почетным работником ДГКБ №13 им. Н.Ф. Филатова, РДКБ, Научно-практического центра специализированной медицинской помощи детям им. В. Ф. Войно-Ясенецкого. Был награжден знаком «Отличник здравоохранения», медалью «За заслуги перед отечественным здравоохранением», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (2017), золотой медалью «За выдающиеся заслуги» РНИМУ им. Н.И. Пирогова (2020). К моему 80-летию получил благодарственное письмо от мэра Москвы С.С. Собянина за большой вклад в развитие детской анестезиологии, реаниматологии и интенсивной терапии, подготовку высококвалифицированных кадров и многолетний добросовестный труд на благо столичного здравоохранения. Наградами я не обижен, а иногда думаю, достоин ли я этого? Мои коллеги по кафедре, врачи больниц, где я и сейчас провожу консультативную работу, мои ученики — вес считают, что достоин. Не знаю, если бы я не сменил в силу необходимости специальность, достиг ли я таких результатов? Так что, все что ни делается — все к лучшему.

— Что бы Вы пожелали нашим читателям?

— Что пожелать не только студентам, но и всем медицинским работникам? Лучше всего об этом сказал самый уважаемый среди анестезиологов-реаниматологов нашей страны профессор Анатолий Петрович Зильбер:  «Принцип непрерывного медицинского обучения и самообразования он представлял определенным образом. Во-первых, учеба никогда не должна прерываться. Во-вторых, специальность может быть узкой, а образование — нет. В-третьих, здоровье и обучение только способствуют взаимному самосовершенствованию. В-четвертых, учеба должна быть в радость: умственную и физическую нагрузку следует чередовать с разгрузочным весельем. В-пятых, знания и умения нужно сочетать с работой над собственной культурой. В-шестых, информация доступна всем: каждый берет себе столько, сколько он хочет и сможет взять». Исповедуя эти принципы, мы достигнем конечного результата быстрее и с меньшими потерями, потому что, как утверждал Фрэнсис Бэкон в книге «О достоинстве и приумножении наук»: «Хромой, знающий дорогу, придет к цели быстрее, чем скороход, сбившийся с пути». Я желаю всем здоровья, счастья, успехов и удачи. Не держите в душе зла и никогда никому не завидуйте.